Викия

Stalker Wiki

коммент.17

Жаркие Дни

Друзья! Многие из вас долго ждали этот рассказ после прочтения моего пилотного рассказа «История Пианиста». С радостью говорю вам, что рассказ этот я дописал, но он не является финальным в моем цикле. Когда я допишу остальные рассказы – увы, не знаю. Но постараюсь по возможности сделать это как можно быстрее. А пока предлагаю вам насладиться чтением «Жарких дней» (заранее прошу прощения, если вдруг вторая часть рассказа покажется вам сжатой, но все, что не было раскрыто в ней, будет раскрыто в последующих рассказах). Хочу поблагодарить моего хорошего друга Даниила за то, что помогал при создании образов наемников, а также отдельно хочу выразить благодарность моему другу Степану за то, что поддерживал меня, помогал в исправлении ошибок и недочетов и верил в меня. Спасибо тебе, дружище'J'

                                                                                                                       С уважением, Priboi Nowak

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Жаркие дни

 

 

A to w serce strzał, to co zmienia bieg,

 'A to szalony bal, co ubiera nas w biel, 

 'A to strach ciemnych ścian, 

 'A to podwójne dno, 

 'To krok w nieznany świat, 

 'Jedyny krok, a to… 

 ' Пикник, «Gorące Dni»

 

                 

 

                    Часть I. Непредвиденные обстоятельства

 

 

Чернобыльская зона отчуждения, Свалка, октябрь 2013 года

 

 

 

Ночевать в той дыре удовольствие было то еще. Выбравшись из щели между бетонной плитой и стеной разрушенного здания, я вытащил рюкзак и спальник. Спальный мешок я убрал в рюкзак, достав перед этим термос и банку консервов. День нужно начинать с какого-никакого завтрака. Открыв банку складным ножом-мультитулом, который я когда-то выменял у охраны учёных на Янтаре, я принялся за сочное, аппетитное мясо, запивая его чаем из термоса. Рядом со мной лежал верный автомат, повидавший многое на своём веку и прошедший со мною не одно испытание Зоны - венгерский аналог АКМ под названием AMD-65. 

 

Небо было чистым, солнце только встало. Легкий туман плавно стелился по земле. Иногда по свалке разносился печальный протяжный скрип металлических конструкций, да где-то вдалеке лаяли собаки. Сталкеров не было видно, хотя на свалке их бывало обычно много. Причина проста: мало кто просыпался в 5 утра, все хотели выспаться. Хотя кроме меня ранними пташками из моих знакомых еще были Корчма, Иллион, Курбат. И моя команда... Кулаки сжались сами собой, ногти больно впились в ладони. Кардинал, Шнобель и Пушок - люди, с которыми я ходил в самые опасные ходки, - погибли в одно мгновение ещё год назад. Но память остаётся. Остаётся даже тогда, когда отбирают все остальное. С трудом подавив тяжёлые воспоминания, я продолжил смотреть вдаль, ковыряясь вилкой мультитула в банке.

 

 Корчму и Иллиона я не видел уже долгое время, зато с Вадимом - так звали Курбата, - частенько пересекался. Жил он неподалёку от деревеньки на болотах, в которой в былые времена обитала таинственная группировка «Чистое Небо». Основным его занятием была работа по найму, хотя к синдикату «синих комбинезонов» он отношения не имел. Однако тот факт, что когда-то Курбату приходилось работать с ними, был вне сомнения.

 

За размышлениями я не заметил, как банка опустела. Убрав складной нож, я швырнул пустую жестянку в «трамплин» и направился в сторону депо. В планах у меня было отправиться в сторону Темной Долины; пару дней назад был выброс, поэтому там сейчас изобилие артефактов. Арты я сбывал либо ученым, лагерь которых был на Янтаре, либо Сидоровичу - торговцу, который обитал на Кордоне. Однако стоило запастись патронами, так как я не стал нагружаться перед выходом, планируя взять все необходимое либо в Баре, либо в одном из своих тайников. В старом ангаре, что был чуть севернее железной дороги, пересекавшей свалку поперёк, как раз был один мой тайничок, потому я первым делом решил отправиться именно туда.

 

Проверив свой AMD, я решил срезать путь к ангару через кусты, мимо одной из куч мусора, ибо идти по дороге было рискованно, так как на открытом пространстве я был как на ладони. По пути мне могли встретиться не только люди и мутанты, но также и аномалии или «горячие пятна», поэтому я достал из глубокого кармана своего плаща детектор и пару болтов. Осмотревшись и не найдя каких-либо опасностей, я пошёл вперёд.

 

Обойдя небольшой хуторок рядом с водокачкой, я спустился к дороге, проходившей под железнодорожными путями. Обстановка казалась мне спокойной, но внезапно я почувствовал, что на меня кто-то смотрит.

 

Трудно описать это состояние, когда за тобою наблюдают, а ты не знаешь, кто и откуда. Это может быть и человек: как обычный бродяга, так и отбитый головорез. Или же это может быть мутант. Кто хуже - не знаю. Сделав пару шагов назад, я остановился и, подняв ствол автомата, начал медленно озираться.

 

 - Ствол на землю, руки над головой. Лишнее движение - станешь калекой, - услышал я внезапно негромкий, но властный голос. Спорить со своим визави было себе дороже, поэтому я аккуратно положил автомат на растрескавшийся асфальт и поднял руки. После всех моих телодвижений кусты, что были чуть левее от дороги, затрещали и из них вышел человек в серо-синем комбинезоне. Лицо его было замотано серо-чёрной арафаткой, глаза закрывали тёмные очки. В руках наемник(в его принадлежности к синдикату не было сомнений) держал компактную немецкую винтовку G-36 с индексом C, который и означал её компактность. Выйдя из кустов, человек поднял левую руку, после чего опустил её и, подойдя ко мне, подобрал мой автомат.

 

 - Сейчас в таком же темпе, как и я, следуешь за мною. Все вопросы потом. Рыпнешься - снайпер покалечит, он может.

 

 Снайпер! Так вот чей пристальный тяжёлый взгляд я ощущал на себе. Только вот за каким я сдался наёмникам? Хотя убивать меня они не собираются, иначе сделали бы это быстро и тихо. Вздохнув, я опустил руки и последовал за наемником, который в быстром темпе направился в северо-западную сторону от Бара. Снайпера я не заметил, но это не означало, что его не было. Рисковать в моем случае было бессмысленно.

 

 Тем временем мы с наемником пересекли Свалку с юга на северо-запад и, обойдя блокпост «Долга», находившийся у трубопровода, вышли к пустой территории. Справа от нас были Бар и Янтарь. А прямо впереди я заметил небольшой посёлок. И именно к нему мы и направлялись.

 

 «Наёмники грамотно устроились, - подумал я, когда мы уже подходили к посёлку. Состоял он из трёх домов, административного здания и двух коровников. Наемник свернул к административке, я последовал за ним и тут заметил снайпера на дереве, сидевшего в импровизированной «вышке», сделанной из досок. У входа в административное здание наёмника поприветствовал его товарищ, крепко пожав ему руку, после чего наемник повёл меня на второй этаж. Остановившись у самой последней двери в длинном коридоре, он негромко постучал и вошёл, затаскивая меня вслед за собой.

 

Комнату, представшую моему взору, можно было с уверенностью назвать «спартанской». Промятый диван, грубый деревянный стол - вот и все, что в ней было. На полке над диваном стоял пулемёт - добротный M240, американская махина, отдалённо похожая на M-60, с коробом, в котором была пулеметная лента и с рельсовыми планками на крышке ствольной коробки. На диване лежал шлем от экзоскелета. Его матовая поверхность была исцарапана с левой стороны, защитная линза разбита, фильтр противогаза был вырван. Вероятнее всего, шлем пережил взрыв или прямое попадание крупнокалиберного боеприпаса, как и его хозяин, который стоял у окна, заложив руки за спину. Облачен наемник был как раз в тот  экзоскелет, шлем которого лежал на диване. Обернувшись, он увидел меня и растянулся в улыбке, похожей на хищный оскал. А я смог детально рассмотреть его лицо.

 

Короткие светлые волосы были зачёсаны назад. В голубых глазах я увидел холодный, но умный и расчётливый взгляд. Левый глаз рассекал шрам, да и вся левая половина лица была в небольших рубцах. Как раз последствия того самого взрыва, от которого хозяина защитил шлем его боевого костюма. Повернувшись в мою сторону, наемник протянул руку и спросил:

 

 - Так это ты и есть тот самый музыкант?

 

 - Пианист, - уточнил я.

 

 - Я лишь обобщил терминологию, - усмехнулся наймит. - Джаггернаут. Можно просто Джаггер. В общих деталях или кратко?

 

 Я пожал плечами. Он меня позвал - ему и виднее, как вводить меня в курс дела. Во всяком случае, убивать меня они не собираются. Пока что.

 

 Тем временем Джаггер начал рассказывать. Голос у него был грубый, жёсткий. Говорил он негромко, размеренно. Интонация на протяжении всего повествования ни разу не изменилась.

 

 - Мы прибыли сюда год назад. Мы - это разведывательно-боевой спецотряд «Армагеддон». Кроме меня и моих замов в отряде ещё семь человек. Прибыли мы сюда с целью поиска секретных документов с индексиальной пометкой «Prophet», то есть, «Пророк». Слышал о таком?

 

 Я кивнул головой. Года полтора назад я впервые(правда, краем уха) услышал о этом проекте, разгребая дело одного наёмника по прозвищу Рыцарь. Этот Рыцарь, пожалуй, самая тёмная личность Зоны. Он занимался ликвидацией заказанных целей, но не лично, а при помощи других наёмников, то есть был посредником. У «Долга» пропал разведотряд - Рыцарь постарался. У учёных погибла экспедиция - тоже Рыцарь. Мало кто заострял на нем внимание, кроме меня, поэтому я всерьёз занялся поисками этого ублюдка. Именно тогда я и узнал, что он причастен по многим проектам в Зоне, проводившимся в подземных лабораториях. Своими мыслями я делился с Курбатом, который отнёсся к этому без особого интереса, и Корчме, который внезапно стал меня отговаривать заниматься этими расследованиями, а после и вообще пропал. Я отогнал воспоминания и стал дальше слушать наёмника.

 

 - Документы мы не нашли, но выяснили, что они находятся в Мертвом городе, причём выяснили это сравнительно недавно.

 

 - И чего сразу не пошли туда? - спросил я. Джаггер растянулся в своей жуткой улыбке.

 

 - Мертвый город окружён кольцом аномальных полей с юга. Подойти к нему невозможно. Только с севера, но места там мне и моим людям незнакомые. Кроме того, мне и моим людям нет необходимости светиться в этой операции. Так что поэтому я и позвал тебя. Точнее, это будет твоим заданием - найти брешь в аномальном поле, попасть в город и раздобыть документы либо любые другие носители информации. Кстати, у меня для тебя есть сюрприз.

 

 Джаггер слегка стукнул по двери слева от него, которую я странным образом не заметил, а через секунду из неё вышел Курбат.

 

 Неожиданный сюрприз, подумал я. Хотя, Вадиму(так звали Курбата) приходилось работать с наймитами. Так что все вполне вписывается. Более-менее.

 

 Вадим подошел к столу и сел на него. На наемнике все так же был его старый тёмный плащ. На лице, кроме щетины и жуткого шрама, проходящего через левый глаз и щеку, была надменная усмешка. Да... Произвёл ты впечатление на старого товарища. Я вопросительно посмотрел на Джаггера.

 

 - Знаком с Вадимом Александровичем? Да что там знаком, вы с ним друзья не разлей вода. Вот он за тебя грудью и встал. Заказали тебя, музыкант.

 

 Не день, а дребедень. Наёмники, заказы. К черту все это. В голове не укладывалось, кому и главное - зачем? - пришло в голову заказывать меня. Я задал этот вопрос Джаггеру.

 

 - Вопрос хороший. Расскажу тебе все, когда ты или мой человек, отправленный с тобою, доставите мне документы из Мертвого города. 

 

 - Я пойду один, - решительно заявил я. - Максимум с Курбатом.

 

 - Чтобы вы, два клоуна, потом нас с холма перебили? Или вообще смылись к черту на задницу? Нет уж, я рисковать не собираюсь. Мне нужна выгода, а тебе твоя жизнь. Так что бери своего Курбата. А пойдут с вами... Гас, Мерк! М-мать вашу, куда они провалились?!

 

 Джаггер высунул голову из окна и рявкнул что есть мочи:

 

 - Гас! С Мерком ко мне живо!

 

 Через минуту двое наёмников - один тот самый, в арафатке, который привёл меня, а второй с коротким ирокезом, - стояли в комнате. Джаггер постучал пальцами по столу.

 

 - Вот ещё что. Возьмёте с собою Новака. Он будет ответственным за документы. Ну и снайпер вам не помешает. Ещё один.

 

 С этими словами он протянул Курбату его «Винторез». Вадим, взяв винтовку, расплылся в блаженной улыбке и повесил её за ремень на плечо. Гас тем временем протянул мне мой AMD. Проверив автомат, я тоже повестил его на плечо.

 

 - Новак будет ждать вас на улице. Так что не тяните время.

 

 Сказав это, Джаггер отвернулся к окну. А наш небольшой отряд потихоньку покинул здание.

 

 

                                              

 

 

Уже покинув лагерь, я решил свериться с картой и проложить наиболее оптимальный маршрут. Вариантов было много. Можно пойти через Милитари, - но тогда есть риск нарваться на патрули «Свободы», которые, едва завидев мерков, церемониться с ними не будут. Можно через Рыжий лес, - но тогда есть риск вляпаться в аномальную гадость, «горячее пятно» или повстречать голодного псевдогиганта. Эти варианты я откинул сразу. Оставался последний путь - через Собачью деревню. 

 

 - Значит так. Сейчас мы идём строго на север, доходим до рощицы - вон она, видна отсюда - и поворачиваем налево. Огибаем её - и выходим к деревне. А от неё напрямик сразу в Мервый город. Насчёт аномалий не беспокойтесь, путь найти я смогу. 

 

 Наёмники одобрили мой маршрут, хотя по их лицам было видно, что идти в деревню особого желания у них нет. Проверив оружие, мы двинулись в путь. Первым шёл я, вооружившись детектором и болтами. Меня прикрывал Гас с одной стороны, Мерк - с другой. Следом за ними шёл Курбат, внимательно изучавший местность, а замыкал Новак, облачённый в чёрный костюм. На голове у наёмника была балаклава, глаза закрывали тёмные очки. Вооружён снайпер был американской винтовкой SR-25, которая была похожа на M-16 и отличалась лишь прикладом, прицелом и наличием сошек. Винтовка была снабжена глушителем. Видимо, Новак предпочитал делать все тихо. Типичный наемник.

 

 Тем временем я пытался понять, кто мог меня заказать. И выходило, что кроме Рыцаря никто этого сделать не мог. Конечно. Я помнил, как расследовал дела Рыцаря и помог «Долгу», предугадав несколько акций этого ублюдка. И именно тогда я очень близко подошёл к разгадке личности злосчастного наёмника. А было это сравнительно недавно, около полугода назад. Теперь все становилось ясным.

 

 Тем временем мы дошли до той самой рощицы, и наёмники вопросительно смотрели на меня.

 

 -  Я же говорил, что как дойдём - повернуть налево, - начал было я, но Новак поднял руку. Я замолчал и прислушался.

 

 Странный гул проносился над лесом. Напоминал он звук от пролетающего самолёта, но был глуше, мягче. Он тянулся несколько секунд, после чего начал стихать. Как только он пропал, Курбат произнёс:

 

 - Слышал я нечто подобное на Верхних болотах. Черт его знает, что это, но неопасно вроде. Дед Мирон, что у нас на Южных механиком работает, называет этот гул голосом Зоны. Говорит, если кто услышит его, тому добрый знак. Черт знает, что старику в голову не придёт. Ладно, идём дальше.

 

 Мы обогнули рощу быстрее, чем я думал, и уже через час подходили к Собачьей деревне. Хотя сейчас она была скорее покинутой, ибо собаки перевелись там ещё года два назад. А почему - никто не знал. Может, миграции, может, ещё какая причина, но собак в деревне больше не было, это факт.

 

 Я остановился возле кустов, от которых до деревни было около сотни метров, и подозвал снайпера 

 

  - Новак, останешься здесь, прикроешь нас. Курбат, ты будешь стоять у того крайнего дома, в случае чего подавай сигнал Новаку. Гас, Мерк - вы со мной. Не нравится мне что-то в этой деревне, надо проверить.

 

 Новак кивнул. Вадим короткими перебежками добрался до дома и занял позицию. Подозвав Гаса и Мерка, я медленно пошёл вперёд, одной рукой держа пистолет, а второй - детектор. Автомат я повесил за спину. Было спокойно, но внутреннее чутьё что-то подсказывало. Что-то тревожное. Чутьё меня никогда ещё не подводило, посему я остановился и, убрав детектор с пистолетом, потянулся к автомату.

 

 - Дёрнешься - и я отстрелю тебе яйца, - раздался негромкий приглушённый голос со стороны кустов. Я замер.

 

 - И друзьям своим передай, что я человек нервный, не люблю, когда в мою сторону стволом тычут.

 

Наемники поняли намёк и убрали оружие. А спустя минуту с земли поднялся наш доселе незримый собеседник. 

 

 Был он на полголовы выше меня, одет в пятнистый камуфляжный комбинезон. В руках у него был камуфлированный «Винторез», а половину лица скрывал респиратор. Хитрый взор прищуренных глаз был холодным и расчетливым. То, что передо мной стоял наёмник, было вне всякого сомнения. Однако почему он не снял меня ещё на подступах, было непонятно.

 

- Что вылупился, музыкант? Наёмников никогда не видел? Эти два охламона не в счёт.

 Его реплика привела моих спутников в гнев.

 

 - Придержи коней, Прибой, - рыкнул Мерк. - Если бы не наш отряд тогда, сосал бы ты лапу. Вспомни, кто ваши задницы из засады «Долга» вытащил.

 

 - Глохни, недомерок. Вашему командиру я за помощь отбашлял, а остальное меня не е**т.

 

 Мерк хотел было возмутиться, но я остановил его и спросил у Прибоя:

 

 - Почему не снял нас на подступах? Меня ведь и тебе заказали, так?

 

Прибой усмехнулся.

 

 - Понимаешь, скрипач...

 

 - Пианист.

 

 - Да хоть контрабасист, плевать. Заказать - заказали. Но мне не интересно вот так стрелять в ничего не подозревающего человека. Тем более, мне очень интересно, чем же ты так не угодил пану Рыцарю, что он дошёл почти что до мести?

 

 - Значит, все же Рыцарь?

 

 - Ну, не Папа же Римский, - Прибой покачал головой. - Да, и кроме этого мне ещё нужны твои услуги... как человека, очень хорошо знающего Зону. Поможешь мне - и твоя помощь станет платой за жизнь. Даю минуту на размышление. И не советую рыпаться - вас пристрелят раньше, чем вы успеете вскинуть свои пукалки.

 

 В подтверждение его слов справа от нас зашуршал небольшой куст на пригорке. Присмотревшись, я понял, что это не куст, а снайпер, одетый в лохматый камуфляж.

 

 - И сколько у тебя таких хлопцев? - спросил я, осторожно ища глазами похожие кусты.

 

Однако снайперы были профессионалами, а потому отыскать их было практически невозможно.

 

 - Сколько хлопцев? - ухнул респиратором Прибой, рассмеявшись. - Достаточно. Меньше знаешь, как говорится, дольше живёшь.

 

 Я задумался. В принципе, Прибой со своими архаровцами мог спокойно перебить нас, и ничего ему за это не будет. Хотя Джаггер из мести за своих людей вполне может устроить рейд на деревню. Однако перспектива лежать тут с дыркой в голове, даже зная, что за это отомстят, меня не радовала никаким образом.

 

 - Я согласен помочь тебе. При условии, что ты скажешь, что именно тебе нужно. И ещё: я буду иметь полное право устанавливать свои условия, если они не будут идти вразрез с твоими, - ответил я как можно более уверенным голосом.

 

 Сначала мне показалось, что Прибой подавился. Однако чуть позже я понял, что он смеётся. Откровенно ржёт. Со стороны кустов тоже послышались одиночные смешки, а Гас с Мерком недоуменно вставились на меня. Успокоившись, Прибой поправил маску и сказал:

 

 - Да уж, музыкант. Умеешь разрядить обстановку. Строить из себя героя и раздавать указания под прицелом, - я даже и не знаю - смело это или глупо. Во всяком случае, раз ты согласен на мои условия, как, впрочем, ты только что уже сообщил, то я изложу их. Мне нужны документы или любые информационные носители из Мертвого города. Я знаю, что ты идёшь туда. Поэтому тебе не составит труда поискать для меня пару папок с бумажками или флешку с кое-какими данными. Ведь так? Ну, вот и отлично. Теперь перейдём к тому вопросу, какой ты по глупости своей вякнул...

 

 Прибой откровенно издевался. Но что поделать, у кого в руках автомат и инициатива - тот и вправе делать, что ему заблагорассудится. Скрипнув зубами, я произнёс:

 

 - Мои условия таковы: я буду волен взять любые документы или информационные носители, которые меня заинтересуют.

 

 Прибой хмыкнул.

 

 - Может, тебе ещё Монолит отдать, чтобы он персонально для тебя желания исполнял? Ряха не треснет?

 

 - Не треснет. Кроме тебя меня нанял ещё командир этих двух товарищей, - я кивком указал на Гаса и Мерка. - Если я приду к нему с пустыми руками, ему это вряд ли понравится.

 

 Прибой задумался.

 

 - Знаешь, - протянул он. - После того, как я получу, что мне нужно, мне будет плевать, кто и что с тобой сделает за это. Но, чует моё сердце, придётся мне сыграть сегодня доброго дяденьку. Я разрешу тебе взять любые бумажки, которые не заинтересуют меня. Идёт?

 

 - Вполне. Мы можем идти дальше? - спросил я, нарочно подправляя автомат. Увидев мой жест, один из снайперов-«кустов» было дёрнулся, но Прибой остановил его жестом.

 

 - Не искушай судьбу, музыкант, и не играй с огнём, - произнёс Прибой. - Вы можете пройти через деревню, но если будете махать своими пукалками - тут все и останетесь. Даю вам пятнадцать минут, и чтобы духу вашего тут не было.

 

 Посторонившись, Прибой пропустил меня и наёмников. Отойдя чуть подальше, Гас по рации вызвал Новака и Курбата, предупредив их не лезть напролом. Через пару минут они вышли к нам, и мы отправились дальше. 

 

 

                                                       

 

 

 

Как только наш отряд покинул деревню, уложившись в выделенное время, я хотел было достать КПК, чтобы сверлиться с картой, но, подняв глаза, понял, что это излишне: Мертвый город был прямо перед нами, всего лишь в километре от окраин деревни. Тёмные провалы окон грозно смотрели в нашу сторону, отчего Мерку стало неуютно.

 

 - Проклятое место, - поёжился он. - Теперь понятно, почему туда никто без дела не лезет. 

 

 - Да уж, - ответил ему Гас. - А вот и ещё одна причина.

 

 С этими словами он поднял с земли камень и швырнул его вперёд. Булыжник пролетел метров пять, после чего вдруг резко поменял траекторию. Раздался хлопок, и камень, превратившись в пыль, разлетелся в разные стороны. Мерк охнул, а Гас усмехнулся, глядя на реакцию товарища.

 

 - Не ссы, пехота. Как выберемся отсюда, угощу тебя пивом за свой счёт, - сказал он, хлопнув Мерка по плечу. - Как будем действовать, Пианист?

 

 Я задумчивым взглядом окинул аномалии. Преграда хоть и казалась непреодолимой, на деле же таковой она не являлась. Достав детектор, я вытащил из кармана болт и швырнул его туда, где, как сообщал прибор, аномальная активность была ниже всего. Болт спокойно пролетел несколько метров, после чего упал на землю. Медленно и аккуратно я направился туда, стараясь не делать лишних движений - аномалий было настолько много, что угодить в них было проще простого. Дойдя до упавшего болта, я осмотрелся и только потом пошёл дальше. Аномальная преграда хоть и казалась неприступной, на деле же вся она была в «червоточинах», отчего, имея особые навыки, преодолеть её было так же просто, как и перейти дорогу. Кидая болты и лавируя между ловушками, шаг за шагом я преодолел аномальную преграду. После того, как я обошёл последнюю аномалию и убедился, что нахожусь на относительно безопасном участке, я подал сигнал товарищам, и те, идя точно по раскиданным мною болтам, также беспрепятственно прошли аномальный заслон.

 Как только все преодолели опасную преграду, я подошёл к Новаку и спросил:

 

 - Как выглядит документация, которую я должен найти для вашего командира?

 

Наёмник задумчиво почесал затылок и пожал плечами.

 

 - Джаг говорил, что это может быть и папка с бумагами, и просто стопка листов, и любой электронный носитель. Так что подробнее сказать не могу. Тащи все, что сочтешь нужным, а там уже разберёмся.

 

 Да, немного нового узнал. Что искать - не знаем, где искать - тоже. Осмотревшись по сторонам, я подозвал всех к себе.

 

 - Значит, расклад у нас такой. Что и где искать - никто точно не знает. Поэтому сейчас мы идём по окраине города к противоположным домам. Там у меня тайник, не мешало бы пополнить припасы. А уже потом рассредоточимся и будем искать нужные нам документы.

 

 Наёмники кивнули. Курбат, жевавший соломинку (любят же люди тянуть в рот всякую гадость), сплюнул и выругался. Мы перегруппировались. Впереди шёл я, прикрывали меня Гас и Мерк. Курбат с Новаком замыкали, их задачей было следить за окнами и в случае чего дать сигнал и по возможности устранить любую потенциальную опасность. Городок хоть и казался вымершим, на деле же таковым он вряд ли являлся.

 

Обогнув центральную площадь и несколько домов, мы вышли к полуразрушенной пятиэтажке. Осмотревшись и не найдя ничего, что могло вызвать подозрения, мы остановились возле дома. Я, скинув рюкзак, поставил его к стене. Автомат тоже решено было оставить - толку от него было мало, он только мешался. Разгрузившись, я достал пистолет - старый добрый кольт с гравировкой на кожухе - и полез по обломкам на самый верх здания. Остальная группа осталась внизу следить за обстановкой.

 

 Альпинистом я никогда не был, даже в детстве по деревьям лазал редко. Однако Зона быстро помогла восполнить этот опыт. Поэтому до чердака дома я добрался быстро и практически без особых трудностей. Тайник я оставил здесь ещё давно, когда последний раз был в городе. Благодаря тому, что мародёры и прочая шваль редко захаживала в эти места, за сохранность тайника я не волновался. 

 

 Рюкзак я нашёл быстро. Вытащив его из щели, в какой он лежал, я почувствовал, что вес его стал слишком уж мал, по сравнению с тем, который был, когда я прятал рюкзак. Судорожно раскрыв его, я вытряхнул на пыльный пол лишь скопившийся на дне рюкзака мусор и сложенный в несколько раз лист бумаги. Проклиная всех мародёров Зоны, я развернул записку. А прочитав её, выругался вслух. 

 

 "Привет, Пианист. Пишет тебе Алексей Зорин, он же сталкер Заря. Прости, что позаимствовал твоё барахло, но, видит Зона, по-другому было никак. Уходил от наёмников, гады, прижали меня на Радаре. А твой тайник очень даже помог, ибо с патронами, медикаментами и прочим дерьмом у меня тогда было худо. По возможности расплачусь хабаром, если пересечемся. 

 

 P.S.: Вован видел неделю назад, как ты на этом чердаке скакал, потому и решили мы, что тайник твой. Ежели ошиблись, то извини нас, неизвестный сталкер. С уважением, вольные бродяги Заря и Скептик."

 

Смяв записку, я хотел было выбросить её, но подумав, убрал бумажку во внутренний карман плаща. Кто знает, может, повезёт ещё потрясти Зорина, а записка будет дополнительным доказательством. 

 

 Зорина я знал плохо, пересекались с ним лишь пару раз в баре да один раз, как помню, видел его на Милитари полгода назад. Не сказать, что он был отмороженным негодяем и ублюдком, но что-то в нем было такое, из-за чего многие его недолюбливали, называя сталкера раздолбаем. Видимо, лёгкая придурь, которая, безусловно, была напускной, сильно бросалась в глаза, создавая первое и не очень хорошее впечатление о сталкере. На самом же деле, Заря был достаточно серьёзным и умным человеком, но все же из-за своей беспечности частенько попадал в передряги.

 

 Делать на чердаке больше было нечего, и я собрался было уже уходить, как вдруг услышал позади себя тихий шорох. Медленно повернувшись к источнику шума, я внезапно для себя нос к носу столкнулся с изломом.

 

 Не все мутанты в Зоне произошли от животных. Есть здесь и такие, которые когда-то были людьми. Кровососы, контролёры... И изломы. Последние были, пожалуй, самыми опасными во всей Зоне, благодаря своей непредсказуемости. Во-первых, необыкновенное сходство с людьми делало излома в разы опаснее того же кровососа, потому что неопытный сталкер, заметив излома, может подпустить его слишком близко. И чем это кончится для новичка - неизвестно. Единственное, что различало излома и человека - это гипертрофированная рука, которой излом наносил жуткие и очень сильные удары. Кроме того, ходили слухи, что у изломов есть способность телепатии. Не как у контролёров, разумеется, но запудрить мозги излом может очень хорошо. И вот сейчас один из таких жутких обитателей Зоны стоял лицом к лицу ко мне.

 

 Его сухое вытянутое лицо сужалось к подбородку. Щеки были впалыми, кожа покрыта старческими пятнами. Глаза излом прикрыл козырьком кепки. Не хватает лишь треников и кожанки - и мутант легко сойдёт за провинциального гопника. Но вместо кожанки на мутанте был темный потертый плащ, а вместо треников - штаны из плотного материала. Через плечо была перекинута небольшая походная сумка. Если бы не рука, то я бы подумал, что передо мной стоит обычный деревенский житель. Но рука выдавала его, поэтому я стал медленно взводить курок кольта, убранного за спину.

 

- Тихо, спокойно. Человек не стрелять в Карст - Карст не делать зло человек, - заговорил вдруг излом тихим и очень спокойным голосом. И было в этом голосе что-то человеческое, но фразы были обрывочны, интонация была неровной. Я сделал шаг назад, продолжая взводить курок. Мокрый палец постоянно соскальзывал с курка, не давая взвести его, отчего я начал нервничать ещё сильнее.

 

 - Кто ты? - спросил я, пытаясь не показывать своего страха.

 

 - Зона послала Карста к человеку, человек нужен Зоне, - ответил излом. - Зона не хочет, чтобы человек умер. Зона давать человеку шанс.

 

 С этими словами он достал из сумки небольшой армейский жетон и протянул мне. На нем не было никаких надписей и вообще чего-либо. Я взял его из руки излома и убрал в карман.

 

 - Нет-нет, - покачал головой излом. - Зона сказала Карсту, человек должен надеть оберег на шею.

 

 Я достал жетон и нехотя повесил его на шею. От него шло какое-то приятное тепло. Возможно, потом продам его торговцу или выброшу от греха подальше.

 

 - Человек не должен терять оберег, - сказал вдруг излом. - Если человек хочет жить и спасать своих друзей, он должен носить оберег.

 

 Чертов телепат! Впрочем, относиться легкомысленно ко всяким знакам Зоны нельзя. Что ж, поглядим, чем все это закончится и будет ли права в этот раз Зона, пославшая мне такой подарок.

 

 - Ты знаешь, зачем я здесь? - спросил я вдруг у излома. Раз он телепат и посланник Зоны, то вполне может знать, что я здесь ищу.

 

 - Карст знает, что человек ищет знания. Человек со шрамом и наглый человек попросить его найти их. 

 

 С этими словами он достал из сумки папку бумаг и небольшую флешку.

 

 - Человек отдаст бумаги большому человеку со шрамом. Флешка нужна наглому человеку. А теперь Карст пора идти.

 

 С этими словами он положил папку и флешку на пол, а сам отошёл назад в темноту, растворяясь в ней. Следовать за ним у меня желания не было, поэтому, взяв документацию, я стал спускаться вниз.

 

 Как только я спустился с чердака, Курбат, все это время наблюдавший за местностью, сообщил мне не самые приятные новости.

 

  - У нас проблемы. В городе сейчас боевой отряд наёмников, но нам они явно не союзники. Поэтому быстро сматываемся отсюда, ищем бумаги - и валим к Джаггеру.

 

 - Бумаги у меня, - я показал ему папку. - Так что можно сваливать прямо сейчас.

 

Внезапно позади нас раздались короткие очереди. Новак резко присел, вскидывая винтовку, Мерк и Гас открыли ответный огонь. Курбат резким движением оттолкнул меня к бетонной плите, а сам повалился на землю. 

 

 Наёмники зашли к нам в спину. Это было неожиданно, однако совсем врасплох застать нас им не удалось. Мерк с Гасом продолжали вести огонь, но внезапно Гас покачнулся и стал медленно заваливаться набок. Мерк кинулся к товарищу, но его отбросило взрывной волной гранаты, которую кинули в его сторону наёмники. Новак дал несколько одиночных выстрелов и бросился к товарищам.

 

 Помогать Гасу было уже бессмысленно, а вот Мерку повезло больше. Несмотря на ранения, он был ещё жив, и ему можно было помочь. Курбат подбежал к Новаку, помог ему поднять раненого, после чего стал прикрывать обоих. 

 

 Я все ещё стоял в оцепенении у разрушенной стены. Все навалилось слишком неожиданно. И из-за своей невнимательности я проворонил опасность.

 

 Наёмник подкрался сзади незаметно и бесшумно. Однако в самый последний момент я развернулся, почуяв неладное. Наймит отшатнулся, сделав пару шагов назад, что позволило мне рассмотреть его. Одет он был в серый "пиксель", лицо закрывал противогаз с тёмными матовыми стёклами. В руке наёмник сжимал добротный боевой нож, которым, видимо, хотел отправить меня к праотцам. Что ж, солдат удачи, видимо, сегодня фортуна отвернулась от тебя. Вскинув кольт, я вдавил спуск.

 

 Кожух затвора отошёл назад, выбрасывая гильзу из патронника. Пуля вылетела из ствола и попала точно в правую линзу противогаза. Стекло треснуло, голова наемника дёрнулась, и его отбросило немного назад, опрокидывая на землю. Я бегло огляделся и, не заметив опасности, бросился к товарищам. Подбежав к Курбату, я забрал у него свой автомат и выпустил на прощание несколько очередей в сторону отступающих наёмников. Из рации бегущего рядом Новака были слышны обрывочные фразы, из которых становилось ясно, почему наёмники решили отступить, несмотря на численное превосходство:

 

 - Пятый, это Третий! Докладываю, Первый ранен! Повторяю, Стратег подбит! Отступаем в срочном порядке! Прием?

 

 - Третий, это Пятый, как слышно? Что со Вторым и Стратегом?

 

 - Пятый, приём. Второй убит. Стратег тяжело ранен, нужна помощь врача. Мы отступаем, это приказ!

 

 - Вас понял, Третий. Всем бойцам: срочно отступаем! Повторяю, ср...

 

 Связь оборвалась и рация замолчала. Видимо, кто-то из нас(я даже догадывался, кто) подбил командира наёмников, и те решили не рисковать жизнью командира и побыстрее свалить, пока есть такая возможность. Что ж, баба с возу - кобыла в курсе дела.

 

 Через четверть часа мы уже покинули Мертвый Город и двигались в сторону завода «Янтарь». Когда наш немногочисленный отряд вышел к котловану высохшего озера, был уже поздний вечер.

 

 Мерк так и не пришёл в сознание. Левая рука его была сильно изуродована, кроме этого почти всю левую половину тела покрывали мелкие раны от взрыва. Наёмник был ещё жив только благодаря стимуляторам из армейской аптечки, а также арту «Душа», который мне посчастливилось найти на обратном пути из города. Остановившись у одного из деревьев, Новак аккуратно уложил раненного товарища, а сам сел рядом. Тяжело вздохнув, он произнёс:

 

 - Гас погиб. Мерк почти что на краю. И ради чего? Чего ради мы попались в эту Зону? 

 

 Я протянул снайперу папку, переданную мне изломом. Наёмник взял её и убрал в небольшую сумку на поясе.

 

 - Я отнесу её Джаггеру. Ты, Пианист, пойдёшь со мной, - произнёс он безразличным голосом. Я покачал головой, и хотел было ответить, но в разговор встрял Курбат:

 

 - Нет. Сейчас я понесу твоего товарища к местному эскулапу - только он может помочь ему. Пианист поможет мне, один я могу не успеть.

 

 - Делайте, как знаете, - махнул рукой Новак.

 

 Вадим кивнул наёмнику, после чего, подозвав меня, подошёл к Мерку. Взвалив его на плечи, Курбат быстрым шагом направился на северо-запад от озера, в сторону болот, где и обитал тот самый «местный эскулап» - легендарный Доктор, который лечил всех, кто приходил к нему за помощью. Вадим был прав - только Доктор может помочь раненному Мерку. 

 

 Я последовал за Вадимом, только, как я понял через несколько минут, моя помощь ему не потребовалась - как только я догнал товарища, он жестом указал мне в сторону Собачьей Деревни. Вспомнив про поручение Прибоя, я кивнул Курбату и уже через минуту в быстром темпе направлялся к лагерю наёмников.

 

В этот раз деревня встретила меня чуть приветливее - все те же «кусты» зашуршали, как только я приблизился к условной границе,  при этом огонь по мне никто не открыл. Постояв минуту, я пошёл дальше. «Кусты» недовольно зашуршали, но больше никак не отреагировали на меня. 

 

 Прибоя я нашёл у костра. Наёмник сидел и неподвижными глазами смотрел на языки пламени. Меня он не заметил, а если и заметил, то все равно никак на это не отреагировал. Лишь бросил в мою сторону:

 

 - Принёс?

 

 - Принёс, - ответил я ему и достал флешку. Наёмник протянул руку, не отворачиваясь от костра. Я отдал её ему, после чего Прибой убрал флешку в карман своей куртки.

 

 - Ничего не хочешь мне рассказать? - спросил он через минуту. - По-моему, музыкант, ты чего-то скрываешь от меня. Нехорошо.

 

 - В Мертвом Городе на нас напали наёмники, под командованием какого-то Стратега, - ответил я. - Больше ничего.

 

 - Уверен? А если я подключу своего информатора, и он скажет мне то, что, возможно, не договариваешь ты? Что тогда? - ехидно усмехнулся Прибой. Я промолчал.

 

 Информатор? Вот так-так. Выходит, что в отряде кто-то из наших был «крысой». Но кто? Точно не Новак и не Курбат - не те люди. Гас? Тоже маловероятно, Джаггер доверял ему, иначе не послал бы его разыскать меня. Получается...

 

 - Не выйдет, Прибой, - ответил я. - Твой информатор сейчас, нашпигованный свинцом, едет к одному талантливому врачу, который, возможно спасёт ему жизнь. Но шансы у твоего человека крайне низки.

 

 Прибой крепко сжал челюсти, зубы заскрипели, лицо побагровело, а на виске вздулась вена. Внезапно наёмник вскочил и пинком отшвырнул горящие поленья. Развернувшись, он упёрся рукой в ствол стоящего рядом дерева и шумно выдохнул.

 

 - Дерьмо... Редкостное дерьмо... Впрочем, плевать. Ты уверен, что на этой флешке те самые данные, какие мне нужны?

 

 - Уверен, можешь не сомневаться, - кивнул я.

 

 - Хорошо. Контракт, если его можно так назвать, ты выполнил. Можешь проваливать на все четыре стороны.

 

 Прибой слегка качнулся, потом сел, прислонившись затылком к дереву. Я же, стараясь не задерживаться в лагере потенциального врага, развернулся и уже через несколько минут был достаточно далеко от деревни.

 

 

 

Наследующий день я разыскал Курбата. Встретились мы с ним на границе «Агропрома» и Янтаря, после чего вместе направились в сторону Южных болот. 

 

 - Какие планы, брат? - спросил Вадим, когда мы вышли к железнодорожной насыпи. Тут наши пути расходились.

 

 - Не знаю. Вернусь, пожалуй, в свой дом, тут, неподалёку. Может, через пару дней возьму небольшой контракт проводника. Поглядим, что и как, не будем загадывать.

 

 - И то верно, - кивнул Курбат, глядя вдаль. - Только предупредить тебя хочу - не копай больше под Рыцаря. Чую я, до добра это не доведёт.

 

 - До добра в Зоне ничего не доведёт, - ответил я. - А падлу Рыцаря найти надо. Эта сволочь сполна ответит мне за всё.

 

 - Как знаешь. Но не говори потом, что я тебя не предупреждал, - буркнул Вадим, поправляя «Винторез».

 

 - Не буду. Только не вздумай никуда пропадать, держись всегда на связи.

 

 - Специально куплю радиоприёмник, чтобы ловить все радиочастоты, - рассмеялся Вадим.

- Ладно, если что - частоту мою ты знаешь. Давай, братан, не лезь на рожон. Ни пуха!

 

 Я пожал протянутую ладонь друга и, развернувшись, пошёл вперёд, навстречу утреннему туману. Я не знал, что ждёт меня впереди, я даже не мог предположить, чем закончится вся эта погоня за Рыцарем, какие последствия повлечёт за собой. Но одно я знал точно - мой путь был верным, и сходить с него нельзя ни в коем случае.

                                                                      

 

 

 

                    Часть II. Если друг оказался вдруг...

 

 

 

 

 Полковник Ерофеев ненавидел выезжать в Зону. Хоть и бывало это крайне редко, но в эти моменты он ненавидел все и вся. И в этот раз, сидя в своём уазике, он бубнил себе под нос проклятья. Водитель, лейтенант Дубенчук, что-то негромко напевал себе под нос, поглядывая на дорогу.  

 

Полковник ездил в полевой лагерь, который находился рядом с озером Янтарь. Военные охраняли научный лагерь, но буквально на днях неизвестные обстреляли охрану, и полковник ездил на разбирательства. Потоптавшись там некоторое время и узнав все, что было необходимо, он пришёл к выводу, что устроить это могли лишь наёмники или бандиты, после чего он сел в машину и уехал обратно, пообещав выслать новых бойцов. Находиться и разбираться во всем самому ему не хотелось, поэтому перед отъездом он спихнул все обязанности на майора, а сам сослался на проблемы на западном кордоне, где, собственно, он и командовал. Забрав у майора документы, в которых, как сказал сам майор, были наводки на предполагаемых организаторов и их досье, полковник укатил обратно, пообещав доставить документы куда надо.

 

 Дорога все время шла вперёд. Машину несильно трясло, отчего полковник задремал. Водитель продолжал напевать свою песенку. Внезапно лобовое стекло треснуло. Голова лейтенанта дёрнулась, он выпустил руль и осел на бок. Полковник резко проснулся, но не успел дотянуться до руля - машину резко дёрнуло в бок, после чего перевернуло и отбросило в кювет.

 

 Полковник застонал, попытался повернуться в тесном салоне, но у него это не получилось. Перевёрнутая машина лежала на левом боку в придорожной канаве, поэтому выбраться из неё грузному полковнику было тяжело. Вдруг задняя дверца открылась, и последнее, что увидел в своей жизни полковник, было чёрное дуло пистолета. Хлопнул выстрел, полковник осел, выпустив из руки сумку с документами, которую тут же подхватила рука убийцы.

 

 Достав сумку полковника, он открыл её и, увидев папку, улыбнулся. Забрав сумку, он достал из разгрузки гранату и, выдернув кольцо, швырнул её в салон, после чего быстро спрыгнул с машины и отбежал на приличное расстояние.

 

Взрыв уничтожил автомобиль, тем самым скрыв улики. Человек ещё раз улыбнулся, глядя на проделанную работу. Внезапно в его кармане запищал КПК. Достав его, он прочитал сообщение и, подумав несколько секунд, написал и отправил ответ, после чего в быстром темпе двинулся в сторону периметра.

 

                                 

 

                                        

 

 

Из кустов высунулась рука с ПБ. Раздался тихий хлопок. Пианист почувствовал боль в спине и упал сначала на колени, а затем рухнул лицом в опавшую листву. Пацифист, ухмыляясь, вышел из кустов и направился к телу. Ехидно улыбаясь, он подобрал автомат проводника, взял его рюкзак.

 

- Ты всегда был лучше меня, впереди меня, но все кончено. Наконец-то я сделал то, что хотел сделать еще давно. Покойся с миром, Пианист! - произнёс он надменным голосом и пошёл прочь...

 

 ... Пианист резко открыл глаза. С удивлением для себя он понял, что не лежит на холодной земле. Он стоял, прислонившись к дереву, живой и невредимый, и не верил, что он не погиб. Почувствовав сильное тепло в груди, он вспомнил про оберег, подаренный ему Зоной, и понял, что излом был прав. Вытащив пистолет из-за пазухи, он прицелился в уходящего Пацифиста, который тем временем копался в своём КПК, и выстрелил.

 

Сталкер вздрогнул, покачнулся и упал на землю. Выдохнув, Пианист направился к нему, но на полпути споткнулся и чуть не упал. Посмотрев вниз, он ужаснулся.

 

На земле лежал он сам. В бежево кожаном плаще, в котором было небольшое отверстие между лопаток. Сомнений не было, это и был он. Выходит, Зона его скопировала в момент смерти, копия умерла, а сам он выжил? Помотав головой, он тяжело вздохнул и выругался.

 

 Этого не могло быть. Не могло, и точка! Но вот, он живой и невредимый стоит рядом с собственным трупом. «Черт, как же все сложно и запутано», - подумал он. Встав, он подошёл к телу Пацифиста, забрал свой рюкзак и автомат, а заодно поднял с земли КПК. Не теряя времени, он достал свой наладонник и отбил сообщение Курбату. А затем стал изучать КПК Пацифиста.

 

 Когда через полчаса на поляне появилась коренастая фигура в плаще и с «Винторезом» за плечом, Пианист молча протянул ему КПК, а затем указал сначала на труп Пацифиста, а затем на второе тело. Увидев его, Курбат чуть не выронил КПК.

 

 - Что за дьявольщина? - пробормотал он. - Если это ты, то кто тогда лежит там.

 

 - Тоже я. Вернее, моя копия. Я не рассказывал тогда. В общем, в Мертвом Городе на чердаке я встретил излома, который мне и отдал те самые документы, а заодно вот эту цацку.

 

 С этими словами он снял с шеи простреленный армейский жетон и протянул его Вадиму. Тот внимательно рассмотрел оберег и покачал головой.

 

 - Выходит, Зона тем самым спасла тебя от смерти? 

 

 - Выходит. Полистай КПК. Там переписка этого хмыря с нашим старым другом. У нас есть шанс поймать засранца.

 

 Курбат открыл переписку и увидел всего два сообщения:

 

 «- Р., это П. Музыкант убит, как ты и просил. Место встречи?

 

  - Выдвигайся к западному кордону. Через час буду там. Дадут «окно», уйдём без шума и пыли. Р.»

 

 - Прочитал? - спросил Пианист, забирая КПК. 

 

 - Р. - это тот Рыцарь что ли? - спросил Курбат, наморщив лоб.

 

 - Ну, не Папа же Римский, - ответил Пианист словами Прибоя. - У нас есть час. Так что

ноги в руки - и бегом. Я думаю, мы успеем до того, как он уйдёт за периметр.

 

 

 

 

                                   

 

 

 Мы бежали со всех ног. Знаю, бегать по Зоне - смертельно опасно, но другого выбора у нас не было. Времени оставалось совсем немного. Надо успеть, иначе все будет напрасным.

 

 Забежав первым на холм, я увидел линию периметра в трёх километрах от нас. А внизу, где-то в двухстах метрах от холма, на котором стояли мы, бежал человек. Он, вероятно, увидел нас, потому что ускорил бег. Указав не него Вадиму, я побежал вперёд. 

 

 Рыцарь (сомнений, что это он, не было) нёсся сломя голову. Вадим выхватил ПММ и собрался уже открыть огонь, но понял, что с такого расстояния, да ещё и на бегу, он вряд ли попадёт. Заметив, что он хочет убрать пистолет, я перехватил его руку и, выхватив оружие, выстрелил дважды в убегающего наемника. Внезапно он споткнулся, схватился за правую ногу и повалился на землю, прокатившись несколько метров. Мы с Вадимом подбежали к наёмнику, который тем временем пытался отползти.

 

 Курбат с размаху ударил его ногой в бок, отчего наёмник взвыл. Маска скрывала его лицо, поэтому разглядеть его мы пока не могли, однако голос наемника показался мне знакомым.

Присев, я резким движением сорвал её с лица Рыцаря и обомлел. Я ожидал увидеть на его месте кого угодно, но только не этого человека. Передо мною сидел Корчма.

 

 Теперь стало понятно, куда он постоянно пропадал и почему отговаривал меня бросить копать под Рыцаря. Да уж, видит Бог, хотел меня товарищ уберечь. А когда понял, что не выйдет, решил убрать. Я приставил пистолет к его лбу.

 

 - П-пианист?! Б-брат, не убивай... Прошу, не убивай меня! 

 

 - Ну-ну. Ты не погнушался убить меня, у тебя даже это получилось. Правда, не совсем удачно.

 

С этими словами я достал КПК Пацифиста и показал Корчме переписку. Он прочитал её, и его лицо побледнело.

 

 - Пианист, прости меня, дружище! Не убивай! Ну, все мы ошибаемся! И я ошибся! Не убивай! Тайники солью, денег дам! Наводки на арты! 

 

 Курбат презрительно плюнул, глядя на это ничтожное зрелище. Корчма посмотрел на него, после опять перевёл взгляд на меня.

 

 - Ну прости ты меня! Не мог я по-другому!

 

 - Не мог по-другому?! Ты, паскуда, ради собственной никчемной шкуры заказал собственного друга! И ты думаешь, я тебя прощу за это? Сходи в Мертвый Лес, что на юге от «Агропрома» и посмотри на труп, который там лежит. Попроси прощения, может, он простит?

 

 Корчма взвыл. Курбат негромко выругался.

 

 - Ну хорошо-хорошо, - быстро заговорил Рыцарь-Корчма. - Помнишь тех наёмников, которым я тебя заказал? Они же контракт не выполнили. Я на них за это натравил банду Кащура, а ты сам знаешь, что это самая многочисленная и обеспеченная группировка бандитов. Можешь предупредить своих дружков, тем самым спасти их. Только отпусти меня, умоляю! Как друга прошу, как брата!

 

- Не брат ты мне, гнида продажная, - презрительно бросил я и вдавил спуск. Раздался выстрел, и наёмник Рыцарь, который когда-то был моим другом Корчмой, замертво повалился на сырую траву. Курбат, посмотрев на меня, молча кивнул. Я отбросил пистолет в сторону и достал из кармана Рыцаря его КПК. Полистав сообщения, я нашёл переписку с Кащуром. До назначенного времени нападения на лагерь Джаггера оставалось всего два часа. Сообщив об этом Вадиму, я добавил:

 

 - Быстро дуй к Джаггеру и предупреди его. А я пока сбегаю к старому знакомому, постараюсь заручаться его поддержкой. 

 

 Курбат молча кивнул и тут же направился в сторону лагеря наёмников. Я же, не теряя ни минуты, побежал в Собачью Деревню.

 

 

 

Как и в последний раз, деревня встретила меня более-менее радушно. Однако как только я оказался на территории лагеря наёмников, ко мне подошли двое наймитов и вежливо попросили проследовать за ними.

 

 - Иди-иди! И не рыпайся! - рыкнул один, когда я поинтересовался причиной такого «гостеприимства». Однако наёмник ничего не ответил, и мне пришлось молча проследовать за ними.

 

 Через пару минут мы оказались около одного из домов, который, в отличие от большинства, был целым. Один из наёмников забрал у меня автомат и остался стоять снаружи. Второй повёл меня вовнутрь.

 

 Прибой стоял у окна и смотрел на серое небо осенней Зоны. Увидев меня, он повернулся, смерил взглядом и спросил, усмехаясь:

 

 - Зачем приполз, музыкант? Или я не предупреждал, что ноги оторву, если ты ещё раз на нашей территории засветишься?

 

 - Не помню, чтобы ты что-то такое говорил мне, - ответил я. - Раз пришёл, значит, дело есть.

 

 - Мда... Моя оплошность. Но раз ты пришёл, то выслушаю тебя, куда деваться? - театрально развёл руками наёмник. - Что стряслось, что ты ко мне за помощью прибежал?

 

 Я посмотрел на часы на КПК, отсчитывая сколько времени у нас ещё есть. Времени, увы, почти не было.

 

 - Помнишь Джаггера? - спросил я у Прибоя. Тот фыркнул.

 

 - Нет, склероз у меня, а к доктору сходить времени нет. Схрена о нем разговор зашёл?

 

 - Сегодня я встретил Рыцаря. Того самого, который охотился на меня. Я его грохнул, но перед смертью он по доброте душевной раскололся, что натравил банду Кащура на Джаггера. А заодно на тебя.

 

 Прибой выдержал секундную паузу, а потом рассмеялся.

 

 - Ты серьёзно считаешь, что я боюсь кучки сраных бандюков? Да уж, умеешь ты веселить народ.

 

 - Дело не в том, боишься ты или нет. Сейчас Кащур готовиться напасть на лагерь Джаггера. И только ты со своими людьми можешь помочь им.

 

 Прибой замолчал. Подойдя к столу, он постучал пальцами по столешнице и задумчиво произнёс:

 

 - Схрена ли я должен им помогать? За ту их помощь, когда они вытащили меня в Припяти, я им забашлял нормально. Так что мы квиты.

 

 Поняв, что этот вариант не покатит, я переключился на другой.

 

 - Да, но так у вас будет больше шансов разбить банду Кащура. Для них это будет неожиданностью, да и численность так у вас будет больше. В стратегическом плане так грамотнее, разве нет?

 

 Прибой вздохнул.

 

 - Может, и грамотнее. Катись-ка ты к черту, музыкант. Смотреть тошно. 

 

Впрочем, этого я и ожидал. Выйдя из дома в подавленном настроении, я забрал оружие у наемника и пошёл прочь.

 

                                               

 

                                     

 

 

Джаггер сидел за столом в своей комнате и тупо смотрел на карту Зоны. На продавленном диване сидел Курбат и возился с «Винторезом». Оторвавшись от карты, он повернулся к стоявшему у стены Пианисту и спросил:

 

 - Они точно не придут нам на помощь?

 

Пианист покачал головой. Джаггер вздохнул и продолжил смотреть на карту. Курбат тем временем закончил возню с винтовкой и отложил её сторону. Подойдя к Джаггеру, он спросил:

 

 - Сколько у тебя в отряде человек?

 

 - Девять, вместе с вами одиннадцать.

 

 - Так. В банде Кащура не менее, чем полсотни человек. Много, преимущество явно на их стороне. 

 

 - Предлагаешь уйти и спрятаться где-нибудь? - спросил Пианист.

 

 - Ну уж нет! - рявкнул Джаггер, громко ударив кулаком по столу. - Мы не крысы, чтобы прятаться от каких-то паршивых бандюков по подвалам! Рэйсер! - крикнул он в окно. - Передай всем - боевая готовность! Занять все позиции и ждать появление противника!

 

 Стоявший внизу наёмник кивнул и побежал к остальным. Джаггер же, смерив взглядом сталкеров, встал из-за стола и произнёс:

 

 - Готовьтесь. Очень рассчитываю на вашу помощь. Кроме вас помочь нам уже вряд ли кто сможет. 

 

 Пианист с Курбатом кивнули и покинули комнату. Джаггер тем временем достал винтовку, положил её на диван, а затем снял с полки свой пулемёт. Наскоро проверив механизм, он зарядил оружие, после чего надел повреждённый шлем, повесил на плечо винтовку, а пулемёт взял в руки. Выйдя из комнаты, он подошёл к окну в коридоре и установил пулемёт на подоконнике. А через несколько минут он увидел приближающихся бандитов.

 

 Послышались выстрелы, кто-то вскрикнул.  А через мгновение началась отчаянная перестрелка. Бандитов было много, очень много. Вооружение и экипировка были на одном уровне с наёмниками, что сильно удивило Джаггера. Как только у ворот мелькнуло несколько фигур, он открыл огонь из пулемета.

 

 Бандиты бросились врассыпную. Поняв, что через ворота им не пройти, они стали искать другие места для прорыва. Новак, сидевший на крыше здания, стрелял по всем, кто был в пределах досягаемости. Вдруг где-то позади здания послышался сильный свист, который через пару мгновений превратился в мощный хлопок. По лестнице поднялся Пианист и, увидев Джаггера, произнёс:

 

 - Они заходят с тыла. Я активировал там пару гравиконцентратов с помощью артов, но они недолговечны, через десять минут рассосутся. Надо что-то делать.

 

 - Найди Рэйсера и передай ему, чтобы мои люди отступали к складу. Если мы его потеряем, то это конец.

 

 Пианист кивнул и выбежал из здания. Джаггер тут же открыл огонь по бандитам, прикрывая товарища. Однако долго удерживать эту точку наёмник не смог, и он понял это, увидев, что у некоторых бандитов были РПГ. Несколько гранатометов уже были направлены в сторону позиции Джаггера, и наёмник, отшатнувшись от окна, упал на пол. А затем раздался оглушительный взрыв...

 

 

 

 

 

                                   

 

 

 

Оглушенный Джаггер сидел на полу. Повсюду валялись обломки стены, в которую попал выстрел РПГ. Искореженный пулемёт лежал неподалёку от наемника, однако теперь он был бесполезной грудой железа. С трудом сняв повреждённый шлем, Джаггер нащупал кобуру с пистолетом и вытащил оружие. Винтовка отлетела куда-то в сторону, искать её сейчас было лишней тратой времени. Тем более, как ему показалось, в здании был кто-то кроме него. И этот кто-то явно имел явно недружеские намерения.

 

 В подтверждение мыслям наемника в коридоре показалась фигура человека с автоматом в руках. Бандит, сомнений не было. Джаггер направил на него свой пистолет, хотя понимал, что толку от этого все равно будет мало - защищён противник был очень хорошо.

 

 Однако внезапно с лестницы раздалась очередь, и бандит, покачнувшись, завалился на бок, выпустив в стену полмагазина. А в коридоре показался человек в камуфляжном комбезе и с противогазом на лице. В руках у него была американская «эмка». Подойдя к Джаггеру, он протянул ему руку и помог встать.

 

 - Вот уж не думал, что ты придёшь на помощь, - поморщился Джаггер, вставая и отряхиваясь от пыли.

 

 - Сам в шоке, - усмехнулся Прибой. - Мы вам там подчистили архаровцев с тыла. Мои ребята сейчас работают над остальными.

 

 - Потери есть?

 

Прибой кивнул.

 

 - С вашей стороны только раненые, а я вот двоих бойцов потерял. Бандиты отступают, так что пошли вниз, иначе пропустим все веселье.

 

 На выходе их встретил Пианист. Левая рука его была перевязана чуть выше локтя. Увидев живого Джаггера, сталкер похлопал его по плечу и сообщил:

 

 - Отступили бандиты. Как только Кащуру полбашки снесло, так они, видать, поняли, что ловить тут больше нечего. Ну и разбежались все. А ты молодец, что пришёл, - сказал он Прибою. - Неужто совесть проснулась?

 

 - Хрена с два ты угадал, - усмехнулся Прибой, снимая противогаз. - Проснётся, когда время придёт. А вот ещё герои пожаловали.

 

 Со стороны склада к ним шли Рэйсер и Курбат. Новака не было, но как сообщил подошедший Рэйсер, снайпер остался с ранеными. Курбат, увидев Прибоя, усмехнулся, пробормотав что-то вроде «вот тебе и пожаловало его высокоблагородие». Прибой, однако ж, эту фразу либо не услышал, либо пропустил мимо ушей. Отойдя с Джаггером к крыльцу, он начал что-то спрашивать у него и, получив ответ, который его, судя по всему, удовлетворил, подошёл к сталкерам.

 

 - Вот что. Джаггер со своими людьми на днях сворачивает тут лагерь, так что возможно, что сюда чуть позже переберёмся мы. Так что теперь будешь знать, музыкант, где искать меня, - рассмеялся наёмник. - У вас какие планы?

 

 - А черт его знает, - ответил Курбат. - Зона большая, мест не изученных много. Всегда можно найти занятие.

 

 - Что верно, то верно. А ты, музыкант? - спросил Прибой у Пианиста.

 

 Тот ничего не ответил. Он молча смотрел в бездонное голубое небо и не думал ни о чем. Он знал, что вряд ли вернётся к прежней жизни после всех произошедших с ним событий, однако это не пугало его. Он чувствовал, что будущее несет ещё бóльшие перемены, но сталкеру почему-то казалось, что и их он примет и переживёт спокойно. Будущее ещё не предопределено, поэтому бояться его не нужно.

 

 - Не знаю, - пожал плечами Пианист. - Планов пока нет, всему своё время. Поживём - увидим.

 

 И он снова устремил свой взгляд в бездонный купол чистого неба над головой.

 

 

 

 

                                                 Август 2015 - декабрь 2016

 

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Викия-сеть

Случайная вики